rus

Оператор железнодорожного
подвижного состава
Республики Казахстан

Руслан Утеев: «Мы не потеряли ни одного клиента и не уволили ни одного сотрудника»

Руслан Утеев дал эксклюзивное интервью журналу «The Eurasian». 

В течение почти двух месяцев, с 16 марта по 11 мая, в стране действовал режим ЧП. В условиях жесткого карантина компаниям пришлось полностью перестроить свою работу. ТОО «Премиум Ойл Транс» (входит в PTC Holding) — одно из первых предприятий, кому удалось перейти на удаленный формат оперативно, причем на 100%. Управлять онлайн было нелегко, делится генеральный директор Руслан Утеев, но компания справилась со всеми задачами, не допустив ни производственных срывов, ни потерь человеческих ресурсов

– Руслан, с какими достижениями ваша компания вступила в непростой 2020 год?

– На рынке Казахстана мы работаем с 2011 года. Сегодня ТОО «Премиум Ойл Транс» – крупнейший оператор грузового железнодорожного подвижного состава нефтегазового сектора. Обеспечиваем три отечественных НПЗ (Атырау, Шымкент, Павлодар) наличием цистерн. В среднем в год мы перевозим по Казахстану около 15 млн тонн нефти и нефтепродуктов.

И вот в прошлом году заявили о себе в России. Это значимое и историческое событие. В июле 2019 года впервые погрузку с Орского нефтеперерабатывающего завода начал осуществлять казахстанский оператор. И это были мы. Сейчас ежедневно до 1500 вагонов-цистерн у нас задействованы на территории Российской Федерации.

Поменялась география перевозок, а вместе с ней логистика. Нам пришлось перераспределить парк и активно задействовать регионы, граничащие с Россией, это Западно-Казахстанская, Актюбинская и Северо-Казахстанская области.

Также в 2019 году ТОО «Премиум Ойл Транс» стало «Лучшим предприятием-экспортером Казахстана» за позиционирование своих услуг на внешних рынках. Около 30% в структуре наших перевозок – экспорт.

Как долго компания готовилась к выходу на российский рынок? Что для этого нужно было?

– Мы шли к этому постепенно, планомерно. Процесс занял около трех лет. О нас знали и слышали в России. К тому же заводы, которые стоят вблизи казахстанско-российской границы, удобны нам, а мы им.

– А почему россияне отдали вам предпочтение?

Все просто. Мы предлагаем лучшие в регионе условия по перевозке. РФ экспортирует нефтепродукты в Среднюю Азию. При возврате вагонов мы имеем возможность предлагать нашим зарубежным клиентам более выгодные логистические цепочки и экономить деньги партнеров на порожнем тарифе. Происходит это за счет того, что у «Премиум Ойл Транс» огромное количестве наработанных оптимальных маршрутов по Казахстану. И это наше главное конкурентное преимущество перед российскими операторами.

А как вы планируете дальше развивать российское направление?

Для огромного рынка России, конечно, мы – капля в море. Сегодня из-за пандемии, режима ЧП, который действовал в Казахстане, карантина в России сложилась сложная ситуация. Апрель и частично май не было погрузки. Порядка 1000–1500 цистерн простаивали. Казахстан постепенно, не так быстро, как хотелось бы, но начал процесс восстановления работы предприятий и возвращения к докарантинному периоду. Поэтому говорить о планах пока сложно. Но мы смотрим в будущее оптимистично. На улицах уже много автомобилей, в городе появились пробки, спрос на нефтепродукты пошел, вагоны поехали.

Пандемия коронавируса накрыла Землю и ввергла мир в очередной глобальный кризис. Как ваша компания справляется с экономическими последствиями COVID-19?

– Слово «пандемия» говорит само за себя. Много раз мы проходили низкие цены на нефть, рост курса доллара, однако ни одна компания не была готова к коронавирусу. Этот кризис более глобальный и более сложный. Конечно, когда города и страны погрузились в изоляцию, резко упал спрос. Если вагоны не ездят, значит, они не зарабатывают. Нам удалось договориться практически со всеми партнерами о более лояльных условиях на период ЧП. Это позволило сохранить весь парк и не расторгать договоры.

Насколько снизились ваши объемы перевозок в период карантина?

– Внутриреспубликанские перевозки нефтепродуктов снизились на 30–40%. Например, Павлодарский нефтеперерабатывающий завод  ранее в сутки в среднем осуществлял погрузку 250 вагонов, а сейчас грузит только 30 вагонов.

На фоне снижения потребления в стране увеличилась отгрузка светлых нефтепродуктов в направлении стран Средней Азии – в Афганистан, Таджикистан, Узбекистан – с Атырауского и Шымкентского НПЗ. Это повлияло на увеличение среднего оборота вагона компании с 10–12 дней до 24 дней. Причина – более длинные расстояния перевозок и увеличение времени при переходе пограничных пунктов.

Однако мы предполагаем, что при восстановлении потребления нефтепродуктов в стране до уровня, который был до пандемии, маршруты и логистика нефтепродуктов также восстановятся. Объем, экспортируемый в страны Средней Азии, останется небольшой.

Как организовали работу в удаленном режиме? Были ли сложности?

– Надо понимать, что управление перевозочным процессом и взаимодействие с клиентами осуществляется при помощи специального программного обеспечения, что в условиях карантина позволило нам оперативно перейти на дистанционный режим работы. Нашей задачей было обеспечить всех сотрудников компьютерной техникой и беспрерывным доступом через программное обеспечение к серверам компании. Значительный вклад в обеспечение работоспособности компании внесли IT-подразделения.

На удаленку компания перешла на 100%. Но на карантине работать сложнее. Рабочий день длился не 8–12 часов, как обычно, а все 24.

Возможно, в среднесрочной перспективе мы сделаем выводы из этой ситуации и пересмотрим некоторые подходы в работе с прицелом на внедрение более эффективных цифровых продуктов.

Конечно, на станциях погрузки был ужесточен допуск сотрудников. Необходимо было обеспечить людей специальными респираторными масками, перчатками, средствами дезинфекции, но все эти вопросы решались оперативно.

Сохранились ли рабочие места? Как пандемия отразилась на доходах ваших работников?

– Мы знаем, многие компании пошли на вынужденную оптимизацию. В рамках антикризисных мер, как правило, в первую очередь сокращают штат. И это, пожалуй, самая эмоциональная и болезненная процедура. Мы, несмотря на снижение доходности, сохранили всех сотрудников, а это более 150 человек. Сегодня мы можем себе позволить продолжать работать нашей дружной сплоченной командой. Доходы сотрудников также остались на том уровне, что были до карантина.

Вы уже делаете какие-то прогнозы на этот год по восстановлению?

– Да, конечно. Предварительно для себя мы определи, что с июля все будет хорошо. Все вернется на круги своя в плане работы и оборотов.

То есть у вас достаточно оптимистичные планы?

– Да. Грузовые перевозки пострадали меньше, чем пассажирские. Это позволит быстрее наверстать упущенное.

– А если рассматривать в целом транспортную отрасль? Там какая ситуация?

– Очевидно, что показатели работы транспортной отрасли напрямую зависят от показателей торговли. Именно эти две отрасли казахстанские эксперты считают наиболее пострадавшими от ограничений, введенных в период пандемии. Да и в целом мировая торговля тоже сократилась, что также сказывается на экономике Казахстана. Если, в частности, посмотреть на объем железнодорожных перевозок в Казахстане за I квартал 2020 года, то существенных изменений по сравнению с аналогичным периодом 2019 года мы не наблюдаем.

Ставки на грузовые вагоны выравнялись в одном ценовом сегменте. Чтобы что-то прогнозировать по изменениям в транспортной отрасли, необходимо глубже смотреть на тенденции в торговле и в целом покупательную способность населения.

А сейчас перевозки с Китаем восстановились?

Это вопрос времени. Как я понимаю, Китай освободился от коронавируса. Все фабрики, заводы уже полноценно заработали.

Каковы ваши прогнозы на посткризисный период?

Я думаю, количество нефти, поступающее на НПЗ Казахстана и России, не сократится.

Цена на нефть на мировом рынке упала, следовательно, нет смысла сокращать переработку внутри страны. Необходимо, наоборот, увеличивать и продавать на экспорт готовый продукт. Надеемся, что во втором полугодии загрузка нефти на заводы увеличится.

Вы думаете, до конца года НПЗ выполнят свои производственные программы, и вы, соответственно, тоже?

– НПЗ не выполнят, мы, соответственно, тоже. Но надеемся, что вторая половина года нам позволит наверстать упущенное. И тогда, возможно, мы подойдем к тому, что мы запланировали.

 

https://www.eurasian.press/  Выпуск №7 (стр 193-200)

 

Остались вопросы?

Обратитесь к нашим специалистам:

Клиенты и партнеры

ТОО «PTC Holding» — динамично развивающаяся группа компаний. Сочетание инноваций и опыта, индивидуального подхода к каждому клиенту, позволили «PTC Holding» пройти путь от новичка до одного из лидеров рынка. Сегодня компания - один из крупнейших в Центральной Азии собственник и оператор различного железнодорожного подвижного состава. Оказывает полный спектр транспортно-логистических услуг.
ТОО «PTC Operator» — дочерняя компания PTC Holding. Один из крупнейших операторов и собственников подвижного состава в Республике Казахстан.
Мы создаем реальную ценность для наших клиентов и партнеров с помощью инновационных решений, устойчивых результатов и долгосрочного роста..

PTC в цифрах

17.1 млн тонн объем перевозок
за 2020 год
10598 единиц собственный
парк
14637 единиц операционный
парк
3 место парк вагонов-цистерн
в Центральной Азии
16 стран география бизнеса
309 человек количество персонала